Запись звука на съемочной площадке

В процессе видеопроизводства (а киноизображение в период DI-процессинга или озвучания тоже переводится в видео) мы нередко встречаемся с ситуациями, в которых использование записанного «чистового» (синхронного) звукового сопровождения является единственно возможным решением. Для этого есть разные причины: документальная съемка, недоступность актеров или принципиальное режиссерское решение. Однако необходимо понимать, что процесс создания звукового сопровождения настолько сложен и коварен, что неизбежные погрешности будет весьма трудно исправить впоследствии, а в некоторых случаях такое исправление неподвластно даже опытнейшим специалистам.

Прежде всего, необходимо понять, зачем режиссер использует записанный звук на съемочной площадке: хочет добиться естественности и правдоподобности звучания, или же это — альтернатива студийному озвучанию, нехитрая возможность уйти от лишних хлопот при монтаже и сократить постпроизводственный период?

В последнем случае многие забывают, что неоспоримые преимущества студийной тонировки заключаются в свободе звукорежиссера создавать виртуальные звуковые образы, сопутствующие идеям фильма, и, используя неисчерпаемый арсенал средств художественной звуковой выразительности, эффективно воздействовать на зрителя со значительно большей степенью эмоциональной силы.

Если повседневное узнаваемое звучание квартир блочных домов, общественных учреждений и уличной атмосферы сливается с замыслом режиссера, тогда запись «чистового» звука на съемочной площадке — это наиболее верный способ. Но исправить ошибки, поправить неточности, другими словами, изменить качество записанного звука в этом случае будет весьма затруднительно.

Следует помнить, что голоса актеров в фильме уже не смогут звучать так выразительно и индивидуально, как они могли бы звучать на озвучании с использованием высококачественного крупногабаритного студийного микрофона в подготовленной акустической среде, не окрашивающей голос излишними составляющими, портящими его тембр и снижающими впечатление.

Многие любимейшие нами сегодня киноленты могли бы остаться в забвении или сойти за неудачные, если бы их режиссеры прибегли к такому выбору. Когда Эльдар Рязанов закончил монтаж картины «Вокзал для двоих» и созвал артистов на просмотр еще не переозвученной версии фильма, главные исполнители восприняли ее как провал. Им казалось, что они не так стоят, не так двигаются в кадре, не то говорят. Им было трудно поверить, что из этого выйдет фильм, который получит глубокое признание зрителей и будет иметь продолжительный успех. И только после грамотного озвучания картины в тонстудии и наложения правильно подобранных эффектов и музыки фильм обрел новую жизнь. Впечатление, задуманное режиссером, было создано. Такая же история и у незабвенного шедевра «Ирония судьбы, или С легким паром».

Не будем вдаваться в тончайшие нюансы эмоционального воздействия звука на человека, но достаточно один раз сравнить рабочий вариант любой картины с переозвученным, чтобы это понять.

Возвращаясь к сказанному выше, добавлю, что разница в звучании тембра голоса, склеенного из разных частей отобранных дублей «синхронной дорожки», может оказаться настолько разительной, что ей не поможет уже никакое хирургическое вмешательство мастеров-реставраторов.

Причиной этой разницы может быть как недостаточное умение актеров владеть своим голосом в случае смены их эмоционального состояния или усталости, так и изменение расстояния и угла направленности по отношению к микрофону, изменение тембров в атмосферной среде и многие другие факторы.

Особенности съема звука на площадке требуют высокой квалификации звукорежиссера, постоянно присутствующего во время съемок для контроля над звуком через головные телефоны, предварительного продумывания расстановки микрофонов, постоянного взаимодействия с режиссером, оператором, гримером, осветителем и другим творческим персоналом.

В Голливуде с проблемой брака в записи живого звука на съемочной площадке сталкиваются весьма часто. Решение той или иной проблемы выносит продюсер, как правило, возлагая заботу об этом на плечи звукорежиссеров-реставраторов, которые, в свою очередь, кропотливо разрабатывают индивидуальный подход к материалу в каждом отдельном случае, и немногие из них действительно способны творить чудеса. Однако когда реставрация не помогает, переозвучание эпизода — единственно верное решение. Но и здесь сложность заключается в том, что уже в студии приходится воссоздавать заново или точно имитировать атмосферу съемочной площадки, на которой снимался материал. Но на съемочной площадке заметить брак во время записи будет крайне затруднительно.

Этот брак может обнаружиться во время монтажа в студийной тишине на профессиональных мониторах: соотношение уровней и тембров, задувание микрофонов, бытовой шум, клиппирование (искажение за счет ограниченного динамического диапазона) сигнала при непредугаданных пиковых или сильно завышенных уровнях звукового давления, излишнее нагнетание естественного атмосферного шума, случайные реплики персонала и, наконец, эффект слишком узнаваемого «репортажного» звучания, разрушающий впечатление художественности визуального ряда, ради которого работала вся команда и которое было задумано изначально автором фильма, если, конечно, это не документальные съемки.

Один из примеров компромиссности использования «живого» звука при окончательном сведении в российском кинематографе — фильм «Статский советник» режиссера Ф. Янковского (Студия «ТРИ ТЭ», 2005 г.). Звук на площадке писался либо в моно (что является обычным в подобной практике), либо было принято решение сделать его монофоническим для облегчения монтажа. В результате естественная реверберация не звучит достаточно объемно и реалистично (обычно в таких случаях делается размытие стереообраза). Подавление излишних шумов компьютерными плагинами «высосало» из звука почти всю жизнь и сделало его приглушенным и маловыразительным. Выравнивание его эквалайзерами и компрессорами выставило напоказ артефакты в области высокой середины (3…5 кГц), вызванные алгоритмами шумоподавления. Постоянно меняющийся тембр голосов при быстрой смене планов из-за большого количества монтажных склеек, а также обрубленные «хвосты» естественных реверберационных откликов (особенно в телевизионной версии) при монтаже спасла только весьма продолжительно звучащая музыка. И только вынужденно переозвученные уличные сцены фильма и некоторые павильонные звучат прилично.

В этом случае трудно винить звукорежиссера. Ведь принятие окончательных решений при производстве должно лежать на продюсере и режиссере. Подавляющее большинство проектов такого масштаба переозвучиваются полностью. Однако решение подобного рода могло быть принято и в связи с нехваткой финансовых средств. Впрочем, вариант большей достоверности и убедительности тоже исключать не стоит. Чем-то приходится жертвовать. (Кирилл Буканов. "Звук в малобюджетном кино: проблемы и решения". "Звукорежиссёр" №10, 2007 г.)

Читать далее