Особенности записи звука на съемках

Декорации

Звукорежиссеру предписывается при утверждении эски­за декорации обращать внимание на ее пригодность для звуковых съемок.

До начала съемок, когда декорация готова, режиссер, оператор, художник и звукорежиссер принимают декора­цию. Звукорежиссер проверяет ее пригодность для произ­водства звуковых съемок. Полы, двери, окна, лестничные марши и т. д. не должны скрипеть. Есть специальные инструкции, как строить декорации, и нет надобности под­робно останавливаться на этом. Заметим, однако, что не всегда все дефекты удается обнаружить сразу. Пол и по­мост во время приемки декорации могут показаться при­годными, а расшатанные в процессе съемки проездами операторской тележки или хождениями, они начнут скри­петь. Сотрудники съемочной группы и в первую очередь режиссер должны всячески поддерживать требования зву­корежиссера об устранении акустических дефектов деко­рации. Простои из-за них во время съемок, а также пере­озвучание зашумленных реплик стоят денег и времени.

 

Посторонние звуки на съемках

Когда речь идет о посторонних шумах на съемке, воз­лагают надежды на однонаправленную чувствительность кардиоидного микрофона. Не стоит заблуждаться — даже возникшие в направлении тыльной, наименее чувстви­тельной стороны микрофона звуковые помехи, отразив­шись от поверхностей декорации, все же попадут на его рабочую сторону.

Средствами звуковой техники полностью избавиться от мешающих звуков невозможно, они должны быть устране­ны в самих источниках. Иными словами, вся техника и при­способления, применяемые на съемках, должны работать бесшумно.

Мешать могут и звуки, связанные с действиями акте­ров: чрезмерно громкими могут быть их шаги, звон пере­бираемой посуды, шорохи одежды и т. д. Надо принимать меры, чтобы эти помехи были устранены или же сведены к минимуму. Без инициативы звукооператора вряд ли об этом позаботятся.

Костюмы, изображающие кожаную одежду или шел­ковые платья со множеством складок, должны быть сши­ты из заменителей, которые не шуршали бы. Это, во-пер­вых, избавит от липшего шума в фонограмме, а во-вторых, вставные монтажные планы не покажутся беззвучными рядом с кадрами, наполненными шорохами одежды.

Крошечный, не заметный глазу комочек пластилина позволит избежать дребезжанья чашки на блюдце или бокала на подносе, когда этот звук в конкретном кадре нежелателен.

Эффект пара из кипящего чайника можно получить не пиротехническим способом, вызывающим шум, а кусочком сухого льда, активно испаряющегося на воздухе.

 

Действия второго плана

Во время синхронной записи помехой могут оказаться звуки, которые посторонними не назовешь; это звуки, со­путствующие действиям второго плана.

Желая еще на съемочной площадке увидеть каждый отдельно снимаемый отрывок во всей полноте его эмоцио­нального эффекта, иной режиссер допускает звуковые излишества в поведении участников второго плана.

Вот пример: снимается сцена в декорации «ресторан». Перед камерой идет диалог, а в глубине кадра за столиками разговаривают посетители, они иногда аплодируют оркестру, одни из них встают и уходят, другие приходят; статисты, изображающие официантов, гремят посудой, расставляя или убирая ее...

Все эти звуки как будто усиливают атмосферу разыг­рываемого действия, и режиссер может выразить удовлетворение, просматривая в отдельности каждый из снятых кадров. Но он будет разочарован, увидев сцену смонтиро­ванной: шарканье ног, голоса, аплодисменты и другие звуки второго плана в каждом отдельном кадре будут раз­личными по интенсивности и характеру в смонтированной ленте, неоднородный звук на фоне диалогов будет скачка­ми изменяться после каждой склейки.

Известно, что монтаж ведут по изображению и основ­ным репликам, но отнюдь не по звукам второго плана. Поэтому слова, которые произносились участниками мас­совки или групповки, в процессе монтажа могут быть «зарезаны» (срезается часть фразы, слова).

Пестрота звукового фона вызовет раздражение и повли­яет на разборчивость главных реплик. Особенно мучитель­ной станет перезапись: наличие звуков второго плана на одной пленке с репликами не позволит свободно микши­ровать речевую фонограмму.

Чтобы избавиться от всех этих неприятностей необ­ходимо вовремя предупреждать участников второго пла­на — играть, соблюдая звуковую дисциплину: «разгова­ривать» только мимически, аплодировать беззвучно, не греметь посудой, оружием и другими предметами; прини­мать меры, чтобы шаги не производили шума.

После съемки здесь же, в декорации, надо повторить все действия второго плана в полный голос и произвести зву­козапись: Полученная фонограмма понадобится для мон­тажа шумовых пленок.

 

Съемки под фонограмму

Сюжет фильма может потребовать, чтобы актер, испол­няя роль, пел или играл на каком-либо инструменте. Одна­ко не каждый драматический артист владет музыкальным инструментом или обладает вокальными данными. В таких случаях прибегают к звукозаписи профессиональных музы­кантов или певцов, голоса которых близки по тембру к го­лосам исполнителей ролей. Следовательно, запись песни может быть выполнена только после утверждения актера на роль.

Во время репетиций и съемки воспроизводят напетую дублером-певцом фонограмму, и актер перед кинокамерой, следуя звукам с репродуктора, артикуляцией и всеми свои­ми действиями создает видимость, будто поет он сам.

Случается, что актер владеет певческим голосом или музыкальным инструментом достаточно хорошо и нет на­добности прибегать к помощи дублера. Однако и в этом случае не рационально снимать без предварительно запи­санной фонограммы. Ведь музыкальное исполнение требу­ет исключительно большого напряжения и внимайия; на съемке же усилия актера целиком отданы технике испол­нения роли перед киноаппаратом.

Специфические требования к киносъемке и к записи музыки различны. Практически нельзя в павильоне рядом с декорацией или в натурных условиях киноэкспедиции разместить на съемке оркестр. Акустика и оборудование павильона даже и не рассчитаны для записи музыкальных составов. Наконец, сцена может состоять из нескольких монтируемых в дальнейшем кадров. И если снимать син­хронно с записью музыки, пришлось бы весь музыкальный номер делить на отрывки соответственно монтажной раз­бивке. Вся фонограмма состояла бы из отдельно записан­ных и механически склеенных кусков, а это, разумеется, неприемлемо.

При съемке под фонограмму режиссер имеет большую свободу, монтажа; наличие музыкальной фонограммы об­легчает ему также предварительную монтажную разбивку эпизода. Например, танец. Каждый отрывок расчлененно­го на монтажные кадры хореографического действия сни­мается под определенное, заранее намеченное место музы­кальной записи. В дальнейшем смонтированная и совме­щенная с фонограммой лента изображения создает на экране впечатление слитного танцевального представления.

Когда в сцене чередуются кадры, снятые синхронно и под фонограмму, то отсутствие в последних игровых шу­мов, обычных для синхронной записи, несколько омертв­ляет экран. Чтобы не прибегать к последующему доозвучению шумами в тонателье, снимаемые под фонограмму кадры можно одновременно записывать и синхронно; надо для этого приглушить воспроизведение музыки, с тем что­бы она была слышна исполнителю, но едва воспринима­лась микрофоном. Если в синхронной фонограмме музыка несколько и прослушивается, не беда — уровень ее так мал, что при перезаписи замаскируется модуляциями с музыкальной пленки.

Одновременно со съемкой под музыкальную фонограм­му иногда удается осуществить и синхронную запись ре­чи. Например, если в сценах с танцами актеры разговари­вают, репродуктор АВЗ лучше поместить с тыльной, наи­менее чувствительной стороны микрофона и подальше от него.

Порой бывает невозможно снять сцену под фонограмму. Допустим, исполнение на каком-либо инструменте преры­вается диалогом. Во время съемки каждого дубля возмож­на импровизация, но съемка под фонограмму будет связы­вать актера. Тогда прибегают к помощи музыканта-дубле­ра, который с инструментом садится за кадром. Возле него устанавливают отдельный микрофон. По ходу съемки музыкант вступает со своей музыкой или прекращает иг­рать, следуя за действиями актера.

Инструмент в руках снимающегося актера должен быть беззвучным. Иногда кадр строится так, чтобы движения пальцев рук не были отчетливо видны. Это позволяет скрыть от зрителей неумелое обращение с инструментом.

Когда актер обладает не только драматическими, но и вокальными данными, а монтажное построение это позво­ляет, выгоднее вести звукозапись всей сцены, включая диалог и пение синхронно с начала и до конца. Это сохра­нит тонкости, возникающие при непосредственном и не­прерывном исполнении, например, чередующихся в одном кадре монолога, речитатива, пения.

Но как быть с оркестровым сопровождением? Оно мо­жет либо продолжаться в течение всего снимаемого куска, либо прерываться и вступать аккомпанементом там, где это предусмотрено музыкальной композицией. Вести за­пись оркестра одновременно со съемкой нельзя. Поэтому применяют комбинированный метод, когда идет синхрон­ная запись пения с одновременным воспроизведением фо­нограммы аккомпанемента.

Применение такого метода связано с монтажным пост­роением сцены; это должна быть либо съемка всей сцены целиком, без монтажного дробления, либо многокамерная, запечатляющая одновременно несколько кадров различной крупности, монтируемых в дальнейшем, как угодно между собой, но в рамках одной фонограммы. Такая съемка тре­бует благоприятных условий, при которых можно было бы осуществить высококачественную синхронную звуко­запись. Микрофоны должны быть установлены в наиболее выгодные позиции без каких-либо компромиссов. И, на­конец, необходимо высокое профессиональное мастерство актеров и всего съемочного коллектива.

Допустим, вам необходимо снять мюзикл. Естественно, что ка­чество звучания исполняемых песен и музыкальных номеров дол­жно быть в окончательном варианте на экране безупречным. Проверенный годами способ решения такой задачи весьма прост. Предварительно в звуковой студии, чаще всего с участием композитора записываются все музыкальные куски будущего фильма или музыкальной переда­чи. Делаются дубли, чтобы выбрать наилучшее исполнение, прово­дится компьютерная обработка, если это требуется. В результате получают оригинал фонограммы с голосами и музыкой. С ориги­нала делается копия студийной записи. Ее раздают исполнителям для домашних репетиций, ибо им предстоит на съемочной площад­ке синхронно с собственным исполнением петь под фонограмму и одновременно играть свою роль.

Перед съемкой для общей репетиции с камерой через громкого­воритель пускается копия оригинала фонограммы. Под нее прово­дится репетиция актеров, операторской и звукооператорской групп. А потом под эту копию ведется сама съемка. В этот момент пишет­ся черновая фонограмма, которая включает в себя все звуки: и го­лос под музыку с оригинала и голос актера на площадке. Во время съемки могут скрипеть рельсы под те­лежкой, на которой едет аппарат, режиссер может подавать коман­ды актерам — фонограмма черновая.

Недопустимо только несоответствие характера исполнения в ори­гинальной фонограмме и перед камерой. За этим следит режиссер. Он требует от актеров не только абсолютного попадания: такт в такт и слово в слово с оригинальной фонограммой, но еще внеш­него соответствия манеры исполнения на площадке. Как на эстраде под «фанеру» еле шевелить губами, артисту не позволит режиссер. На крупном плане все видно.

В игровом кино случаются ситуации, когда блистательный ис­полнитель, драматический актер, не владеющий вокальным искус­ством, приглашается на роль, в которой есть несколько песенных кусков. Именно тогда режиссеры прибегают к методу съемки под заранее записанную в студии фонограмму. Так, в фильме «С легким паром» у Э. Рязанова Барбара Брыльска пела под фонограмму, за­писанную А. Пугачевой. И в этом нет ничего зазорного для драма­тического артиста, снимающегося в кино.

В исключительных случаях бывает, что оригинальное исполне­ние песни на съемочной площадке потом, при последующем озвучании заменяется. Такая процедура менее продуктивна, и связыва­ет характер исполнения вокалиста, который озвучивает сцену, жес­ткими рамками артикуляции и темпа, уже зафиксированными в мо­мент съемки. Подбор актерского ансамбля для исполнения ролей в кадре с музыкальными кусками представляет собой довольно слож­ную задачу и анализируется в курсе общей режиссуры. Можно только заметить, что внешность артиста должна удовлетворять не только требованиям облика персонажа, но еще и характера его голоса. Как ни странно, но в нашей памяти присутствуют некие стереотипы со­ответствия внешности человека и его голоса. Игнорировать такое обстоятельство не рекомендуется.

В истории кино более чем достаточно примеров, когда снима­лись оперы или оперетты и за драматических актеров, исполняв­ших роли в кадре, пели лучшие голоса России. Метод создания му­зыкальных произведений хорошо известен повсюду: и у нас, и за рубежом — сначала запись качественной фонограммы в студии, а потом съемка под эту фонограмму.

 

Запись шумов на съемочной площадке

К записи шумов звукорежиссер приступает еще в пе­риод съемок. Синхронные съемки — это не только звукозапись сцен с репликами. От вни­мания звукорежиссера не должен ускользнуть ни один звуковой штрих.

Мы говорили , что участники второго плана должны действовать бесшумно — только жестами и мими­чески. А закончив съемку, надо повторить сцену с одними только участниками второго плана, на сей раз уже «в пол­ный голос», и провести звукозапись. Это относится, конеч­но, только к звукам несинхронного действия: говор, апло­дисменты, проходы группы людей и т. п. Полученная фонограмма, смонтированная на отдельной пленке, позво­лит при перезаписи смикшировать звук в требуемых соот­ношениях.

Если по сюжету в кадр, снимаемый синхронно, въезжа­ет или из него выезжает автомашина, трактор, телега, поезд и т. д., нужно начинать запись до включения мотора съемочной камеры и продолжать после ее выключения, тогда в фонограмме, будет запас для монтажных захлестов на предыдущий и последующий кадры.

Все находящиеся на съемочной площадке должны быть предупреждены о записи и соблюдать тишину не только в момент съемки, но и до включения и после оста­новки камеры, пока режиссер или звукорежиссер не отдаст команду «Стоп».

Независимо от того, мешал посторонний шум съемке или нет, следует повторить действия, сопровождаемые игровыми звуками, и отдельно их записать. Это относится не только к шумам игрового транспорта, но и к проходам массовок, проскокам лошадей и т. д. Повторно записанные фонограммы могут понадобиться для включения в шумо­вые пленки, когда речь переозвучивается, а также для подготовки исходных материалов к дубляжу фильма на иностранные языки.

Повторяя для записи игровые шумы, иногда приходит­ся уменьшать их интенсивность.

Очень важно на натуре выполнить звукозапись массо­вых сцен, в которых иногда участвуют сотни и даже тыся­чи человек, так как в условиях тонателье с двумя тремя десятками статистов будет невозможно повторить эффект голоса большой массы людей.

Профессия звукорежиссера не терпит откладывания ра­боты на завтра, расчета на удачный случай. Поэтому, если сегодня представилась возможность запечатлеть на пленке интересные звуки, надо спешить это сделать немедленно: в следующий раз могут возникнуть причины, исключаю­щие проведение нужной записи.

Читать далее